st_ef (st_ef) wrote,
st_ef
st_ef

Category:

Страсти по Торфянке



Перпендикулярная Россия
Побывал сегодня в парке Торфянка на севере Москвы, где в настоящее время разгорается конфликт вокруг строительства церкви. И хотя сам я живу в соседнем районе, но Торфянка находится буквально в 5 минутах от меня.

Пообщался с жителями, мало говорил, много слушал. Посмотрел на всё своими глазами. Картина удручающая.

Главный итог моих наблюдений: мы живём в двух Россиях. Причём в обеих одновременно. Эти России находятся в перпендикулярных плоскостях относительно друг друга.

Одна Россия стремится быть правовым государством с верховенством закона. Вторая Россия — религиозное общество, в «котором все животные равны, но некоторые равнее других». ©

Предыстория
Вот уже 10 дней в парке Торфянка в Лосиноостровском районе Москвы тлеет противостояние между противниками постройки очередного храма шаговой доступности и сторонниками этой стройки. Сыр-бор разгорелся вокруг небольшого клочка парковой земли, который был отдан администрацией района под строительство церкви в рамках московской программы «200 храмов».

      Хозяйке на заметку:
      Программа «200 храмов», как несложно догадаться из названия, предполагает строительство 200 учреждений культового назначения в спальных районах Москвы. Здесь будет не лишним сказать, что общее число таких заведений по Москве уже вплотную приближается к 1000. Что более чем в два раза превышает число московских поликлиник.

Но вернёмся к нашей истории. Однажды жители расположенных рядом с парком домов обнаружили, что часть территории парка огорожена. Вскоре здесь появилась строительная бытовка, был установлен деревянный крест и натяут забор. Газон вскопали под застройку. Выяснилось также, что общественные слушания, которые якобы состоялись с участием местных жителей, были проведены с нарушениями. Столь наглый и циничный обман вызвал объяснимое недовольство граждан. В результате люди уже 10 дней несут круглосуточное дежурство в парке, чтобы не допустить туда строительную технику. Не покинули они это место ни после притеснения со стороны полиции, ни после проливного дождя.


Стороны конфликта
Точно конкретизировать стороны конфликта может быть затруднительно, потому как сторон явно более двух. Для простоты назовём их так:

• инициативная группа местных жителей, возражающих против постройки храма в парке
• заказчик строительства в лице Московской патриархии РПЦ
• группа православных активистов, добровольно вызвавшаяся нести дежурство на стройплощадке, чтобы предотвратить предполагаемый произвол местных жителей.
• адинистрация района, которая фактически и спровоцировала конфликт, однако сейчас старательно делает вид, что не при делах.

Суть конфликта
Несмотря на сложносочинённый многоугольник противоборствующих сторон, суть конфликта требует предельно чёткого обозначения. И заключается она в следующем.

Люди, вышедшие защитить свой парк от застройки, возражают не против строительства храма как такового. Кстати, не лишним будет сказать, что среди протестующих есть верующие люди, что лично для меня стало большим откровением.


Закон гласит, что строительство в парках запрещено.
Официальная позиция протестующих не окрашена антирелигиозными лозунгами.

Так вот все эти люди возражают против нарушения закона. А закон гласит, что строительство в парках запрещено. Неважно — церковь ли будет построена, торговый центр, автозаправка или космодром. Стройка незаконна. И всё. Люди всего лишь хотят соблюдения законов. Официальная позиция протестующих не окрашена антирелигиозными лозунгами.

И всё бы чудненько, но здесь на сцену выходит другая сторона конфликта в лице православных активистов. Они тоже несут круглосуточное дежурство, не покидают площадку и живут в бытовке внутри ограждения из сетчатого забора. В итоге на небольшом пятачке суши образовались два лагеря. Их представители то и дело поглядывают друг на друга через забор, иногда подходят общаться и временами наводят друг на друга объективы фотоаппаратов и видеокамер.

Но главное не в этом. Защитники храма видят в своих оппонентах исключительно идеологических противников. Подчеркну: идеологических. Тем самым переводя конфликт из области законно/незаконно в область свой/чужой, хороший/плохой, чёрное/белое. Для защитников храма местные жители — нехристи, храмоборцы, храмофобы, фашисты, майдановцы, недорусские, пьяницы, а также агенты Госдепа, которые сидят в парке за деньги. Это совершенно реальные эпитиеты, которыми защитники храма называют протестующих. Либо лично, либо заочно на страницах соцсетей.


Защитники храма видят в своих оппонентах исключительно идеологических противников.
Тем самым переводя конфликт из области законно/незаконно в область свой/чужой, хороший/плохой, чёрное/белое.


Если следовать этой логике, то всякий, кто выступает против произвола властей и нарушения закона, — агент Госдепа и продал душу Обаме. Но следует отчётливо понимать, что тот, кто выставляет протестующих в таком свете, либо совершенно не разобрался в ситуации, либо действует умышленно и спекулирует на ура-патриотической риторике, которая к реальному положению дел не имеет никакого отношения.

Очень сложно донести до этих людей простой тезис: то, что в парке на незаконных основаниях строится не торговый центр, автозаправка или космодром, а церковь, не делает стройку законной.

Я видел лица людей, которые дежурят в парке под хлипким навесиком из плёнки. Полиция снесла просторный тент, и люди вынуждены кучковаться под клёном, соорудив подобие шатра. Чтобы в нашем городе не творилось беззаконие, эти люди дежурят ночами, после работы, в выходные, вместо привычных и наверняка более приятных дел. В промежутках между этими занятиями эти люди ещё платят налоги в городскую казну. Это так, к слову. Обвинять их в продажности, в нерусскости, а тем более в фашизме может лишь крайне невежественный поборник православия, за которого церкви должно быть стыдно.


Насильно мил не будешь
Слон, угодивший в посудную лавку, и то выглядит изящнее, чем местная администрация в тандеме с РПЦ. Упорство, с которым РПЦ предлагает себя населению, достойно лучшего применения. Лично я ни разу не слышал, чтобы где-нибудь местные жители протестовали против строительства нового детского сада, школы или поликлиники. Зато скандалы, связанные с застройкой парковых территорий новыми храмами, сопровождают РПЦ постоянно.



«Не нужна мне здесь церковь. Дома буду молиться»


Ровно в эти дни аналогичный скандал сопровождает стройку храма в Головинском парке Москвы. А ранее такая же ситуация сложилась вокруг постройки в Медведково. В Санкт-Петербурге один-в-один история с парком Малиновка. И во всех случаях речь идёт о благоустроенных территориях в живописных парках с развитой инфраструктурой.

А вот ещё: Москвичи тормозят программу строительства 200 храмов (Известия)

От верующих из лагеря противников храма я слышал много удивительного. «Не нужна мне здесь церковь. Дома буду молиться», — заявила одна из защитниц парка. Были и слова о том, что своими действиями РПЦ только отвращает людей от церкви. Это чудовищный удар по репутации церкви, если такие вещи приходится слышать не от атеистов, а от прихожан.

Достаточно взглянуть на карту Москвы, чтобы сделать вывод: церкви — это совсем не то, в чём город остро нуждается. В частности, в радиусе 1-1,5 км от Торфянки можно найти минимум 3 церкви. В радиусе 2 километров от м. Свиблово я насчитал 6 церквей! 6! На 4 квадратных км! Мне не верится, что процент верующих в Москве таков, что этой мощности не хватает.


Церкви — это совсем не то, в чём город остро нуждается.

Кроме того, каким образом программа «200 храмов» согласуется со статьёй конституции, где говорится о том, что Россия — светское государство? Откуда у РПЦ такая прыть в постройке сооружений культового назначения?

Ей под стать городская власть, которая демонстрирует крайне неумелую работу с населением и фактически самоустранилась от участия в разрешении ситуации. С виду может показаться, что люди предоставлены сами себе.

Вообще власти показали катастрофическое неумение выстраивать доверительные отношения с гражданами. Жители района небезосновательно опасаются подвоха. Доверие к власти подорвано. В этом нет ничего удивительного: люди были обмануты уже дважды. В первый раз после фальсификации слушаний, и второй раз после обещания снять забор и восстановить газон и оставить всё в таком виде до решения суда. Этого не случилось. Забор и ныне там.


Религиозный ширпотреб
В России существуют сотни, если не тысяча церквей, приходящих в упадок. У этих церквей многолетняя история, многие из них представляют собой памятники старины. Что мешает РПЦ перестать лепить унылый новодел на любом пустующем клочке городской земли, а заняться восстановлением этих имеющих историческую ценность строений, непонятно.

Хотя кого я обманываю. Конечно, всё понятно. Логика тут проста: зачем восстанавливать убитую временем церквушку где-нибудь в глуши, куда будут ездить единицы, когда можно построить её там, где люди и так собираются каждые выходные — в городских парках? В парках трафик выше. Выше трафик — выше доход.

      Умелому мастеру:
      Например, вот чем нужно заниматься, как пишет exlerhttp://exler.livejournal.com/3462771.html


Микромайдан
Я услышал это слово сегодня в парке. «Майдан» — вообще очень модное словечко в нынешнем политическом сезоне. Торфянка становится символом самоорганизации граждан на основе законного социального и мирного протеста. Люди вышли на улицу с целью быть услышанными. Они не преследуют ни политических, ни идеологических целей. Они не вооружены. Им за это никто не платит. Надеюсь, до горящих покрышек дело не дойдёт, и стороны найдут цивилизованный выход из ситуации. Но при всём этом я слабо верю, что жителям удастся отстоять свой парк.

Власти показали катастрофическое неумение выстраивать доверительные отношения с гражданами.


Увы, но происходящее сейчас в Торфянке может случиться в любом уголке Москвы. Никто не застрахован от того, что завтра палец чиновника не ткнёт в его двор, и там не начнут строить церковь, торговый центр, автозаправку или космодром. Без учёта мнения местных жителей. И при том на их же налоги. Вопреки заверениями, что программа «200 храмов» не финансируется из городского бюджета. Простите, верится с трудом.



Сухой остаток
На мой взгляд, и местные власти, и РПЦ выбрали в корне неверную тактику работы с населением. Путь подлога, фальсификаций, наглого наскока и трусливого отсиживания в кабинетах — путь заведомо тупиковый. Немало примеров, когда куриная слепота чиновников становилась катализатором крупных общественных беспорядков, когда люди теряли всякую надежду на власть и выходили разбираться со своими проблемами сами.

Чтобы снизить градус накала, чиновникам нужно кардинально пересмотреть свои взаимоотношения с гражданами. И не забывать про пресловутый лозунг «депутат — слуга народа». Власти должны представлять интересы одних граждан без ущерба для других. Как это сделать — пусть думают, для этого им и делигированы полномочия. В противном случае не понимаю, зачем они занимают административные кабинеты. И почему раз за разом слон в посудной лавке ведёт себя изящнее и грациознее.


То, что в парке на незаконных основаниях строится не
автозаправка, а церковь, не делает стройку законной.

Кроме того необходима независимая экспертная оценка о целесообразности программы «200 храмов». Кто, где и как посчитал, что москвичам позарез нужно именно столько молелен и не меньше, — совершенно неясно.

Данные опроса говорят об обратном: Желающих отделить Церковь от государства стало больше (Известия)

Ну а до тех пор, пока всего этого не случилось, вынужден безрадостно констатировать: да, мы живём в двух Россиях. И главным символом этой удивительной страны можно считать забор. Через который одни поглядывают на других.
Tags: опиум для народа
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Троллинг государственного масштаба

    Этот пост назревал несколько месяцев. Я себя останавливал, отмахивался от затеи его написать, называл себя параноиком и шёл заниматься другими…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments