мишка

Костя (2011)

Милейший короткометражный мультфильм о приключениях добродушного и наивного скелета по имени Костя. Девочка с кошкой особенно повеселили. Ну и бабуля тоже прекрасна.

памятник архитектуры

Расхититель гробниц



Плутарх сообщает:

Семирамида, выстроивши себе гробницу, написала на ней так: «Кому из царей будет нужда в деньгах, то пусть разорит эту гробницу и возьмёт, сколько надобно». И вот Дарий разорил гробницу, но денег не нашёл, а нашёл другую надпись, так гласившую: «Дурной ты человек и до денег жадный, — иначе не стал бы тревожить мёртвых».

На фото: печать на входе в гробницу Тутанхамона.

Collapse )
karlson

Оскорбление чувств

Модно быть обиженным,
Оскорблённым тоже.
Обижаться очень просто,
Это каждый может.

Если дуться в одиночестве
На своей квартире,
Кто же зло искоренит
Во враждебном мире?

Выходи на улицы,
Обижайся громко.
Будет что рассказывать
Собственным потомкам.

Прояви находчивость:
Находи сюжеты
Для обид и оскорблений
И другим советуй.

Каждый пусть узнает
Деятель искусства:
Ты натура тонкая,
У тебя есть чувства.

Модно быть обиженной
Трепетной особой.
Обижаться — здорово!
Ну-ка, сам попробуй!

PS Извините, если кого berezin
chereptv

Важнейшее из искусств



Проблему современного российского кинематографа я вижу в том, что он существует только в двух крайностях. Это как пингвины и белые медведи, которые обитают на противоположных полюсах и чьи жизненные траектории никогда не пересекаются, разве что в искусственно созданных условиях типа зоопарка.

Одна крайность — это считать, что кино — важнейшее из искусств, и молиться на кино как на священную корову. И снимать непременно великое кино непременно о великой войне. Эту идеологию исповедуют сами знаете кто во главе с Минкультом.

На другом краю нашей кинематографической Ойкумены живут те, кто тупо рубит бабки и делает одноразовый продукт, с тем или иным успехом окупающийся в прокате. Главенствующий жанр здесь — комедия, а главная цель — сугубо коммерческая.

Между этими двумя крайностями — пропасть. Вакуум. Даже ветер не гуляет. Нет середины. Нет крепкой уверенной середины, которая служила бы стержнем между этими двумя полюсами. А она должна быть.

Что это за середина? Это такое кино, которое было бы сделано добротно и профессионально, которое не тыкало бы зрителя как котёнка мордочкой в мораль и не обливало бы его ведром пафоса. Которое бы и развлекало, но и поднимало важные темы, не крича об этом с таким надрывом, от которого вздуваются вены на шее. И разумеется, коммерчески успешное.

А сейчас, подытожу, или гиперпатриотический надрыв и тельняшку рвать на груди, или туалетный юмор в исполнении бывших КВНщиков. Если ребята себя нашли в этом, то это прекрасно, я никого не осуждаю. Тем более что многих из них я и уважаю, и люблю и и знаю лично ещё по тем временам, когда они ездили на зимний фестиваль в Сочи в плацкартных вагонах. Иключительно констатация факта.

Я не знаю, почему я каждый год пересматриваю «В бой идут одни старики», но более одного раза «Утомлённые солнцем-2» не вынесу. Не могу себе представить, что я от нечего делать уселся пересматривать «Самый лучший фильм», но при этом обожаю старенький «Приходите завтра». Лично для меня один из важнейших качественных показателей фильма — это захочется ли мне его пересмотреть или нет.

Надо признать, что до сих пор в России не сложилась киноиндустрия. Несмотря на все помпезные Кинотавры, ММКФы и прочие тематические мероприятия. Фестивали есть, а индустрии нет.

Совершенно отсутствует как жанр приключенческое кино. Музыкальные фильмы. Детское кино.
В анимации я наблюдаю обратный перекос: она в России традиционно воспринимается исключительно как развлечение для детей младшего школьного возраста. О том, что можно и нужно делать анимационное кино с отметкой 12+ (молчу даже про 16+), у нас в стране, похоже, не знают.

Однако с анимацией наблюдается любопытная картина. Несмотря на довольно затруднительные условия для своего существования, анимационный кластер демонстрирует гораздо большее количество признаков индустрии, чем кинематограф.
fry

Страсти по Торфянке



Перпендикулярная Россия
Побывал сегодня в парке Торфянка на севере Москвы, где в настоящее время разгорается конфликт вокруг строительства церкви. И хотя сам я живу в соседнем районе, но Торфянка находится буквально в 5 минутах от меня.

Пообщался с жителями, мало говорил, много слушал. Посмотрел на всё своими глазами. Картина удручающая.

Главный итог моих наблюдений: мы живём в двух Россиях. Причём в обеих одновременно. Эти России находятся в перпендикулярных плоскостях относительно друг друга.

Одна Россия стремится быть правовым государством с верховенством закона. Вторая Россия — религиозное общество, в «котором все животные равны, но некоторые равнее других». ©

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )
fry_zombie

Когда коту заняться нечем...

Когда блогерам не о чем писать, они пишут друг про друга.

Сделал такое наблюдение по итогам чистки топа ЖЖ. Забанил повёрнутых на политике, Украине, Путине, санкциях, снова Украине и пр. В результате в топ повылезало ещё больше пены. Куда катится жж.

Где б раздобыть интересных журналов с адекватными авторами...
мишка

Депрессия и крысиный яд



Сегодня мы с моим лечащим врачом по имени Ираклий пришли к одному любопытному выводу. Врач Ираклий лечит меня от депрессии. От красного вина у меня болит голова, от белого пучит живот, а розовое врач Ираклий с его грузинским происхождением вообще за вино не считает. Поэтому налегает на красное, и при том сам не прочь подлечиться.

Проще говоря, от депрессии меня лечат запойным пьянством. При этом ещё сильнее ввергая меня в уныние.

Грусть, говорит Ираклий (у него это звучит как «груздь»), груздь в нужной пропорции тоже бывает полезна. Так мне дед говорил. Ведь крысиный яд в нужном количестве тоже приносит пользу.

Ираклий не очень хорошо говорит по-русски, путает слова, и имел в виду, разумеется, змеиный яд.

А знаешь, говорит Ираклий, во всей Грузии винограда для вина Киндзмараули так мало, что это вино почти не идёт на экспорт. И всё, что вы тащите на свой праздничный стол под этой этикеткой, — порошковое разводное пойло. Вас дурят.

Мне всё равно. У меня от красного вина поутру болит голова. От белого пучит. А розовое я и за вино-то не считаю.

Куда сегодня? — спрашивает Ираклий. И я понимаю: алкотерапию никто не отменял.

Уже позже, когда мы сидим за массивным столом из морёного дуба, Ираклий смотрит мне прямо в глаза и говорит. А я не врач никакой, говорит. И не улыбается.

Я смотрю на него в упор. И начинаю смеяться. От съеденного лобио (терпеть не могу лобио) меня внезапно посещает отрыжка. Так естественно и в то же время так некультурно. Мне становится ещё смешнее. И даже как-то жарко. На висках выступает испарина. Я жду, что Ираклий тоже засмеётся, но он его лицо замерло, как на паузе.

Я опускаю глаза в тарелку с остатками шашлыка, зелени и лаваша в сацебели. А что если Ираклий не ошибся, и имел в виду именно крысиный яд?